У гнезда беркута, или К ВОПРОСУ О ВЫРАЖЕНИИ «НАДЕЖДА УМИРАЕТ ПОСЛЕДНЕЙ»

В далёком 2002 году, когда мне было всего-то 56 лет, на огромном верховом болоте я построил искусственное гнездовье для самого могучего орла северной Палеарктики – беркута (Aquila chrysaetos). Время летело, как курьерский поезд, а орлы гнездились в других гнёздах, но я продолжал верить и ждать, периодически подновляя эту постройку.

Практически ежегодно или я, или мои ученики, или мы вместе проверяли все известные нам гнёзда, чтобы окольцевать птенцов перед вылетом. Должен сказать, что эта пара орлов известна мне с далёкого 1976 года. За этот период орлы занимали около десятка гнёзд, построенных, как ими, так и искусственных, построенных мной. Но гнездо, построенное 27 апреля 2002 года на старой мощной сосне, они почему-то игнорировали. Хотя и знали о нём, потому что периодически его посещали, оставляя, как визитную карточку, свои линные перья.

В этом году, наша экспедиция в составе всегда сосредоточенного моего ученика Димы Шамовича, всегда прекрасной Наташи Карлионовой, меня, всегда не теряющего надежду, и прекрасного создания в виде французского спаниеля (эпаньёл бретона) Берты. Берта недавно получила очередную медаль на очередной кинологической выставке и была очень активна и неутомима, в отличии от нас. У этой замечательной собачки была особо важная роль: она должна была предупреждать о близости медведей, которые в этом краю периодически встречались.

Преодолев пять с гаком километров от машины по заболоченному и захламлённому лесу, мы, наконец, вступили в царство бескрайнего верхового болота, которое встретило нас цветущими пальчатокоренниками и голосами небольшой колонии куликов.

Несколько проверенных гнёзд, которые занимали беркуты в предыдущие годы, оказались не заняты. Также оказались не заняты гнездо-«ведро» и гнездо-«бачок», укреплённые на болотных сосенках для редкого соколка дербника.

Уже порядком уставшие, мы направились к последнему моему искусственному гнездовью, которое никогда не занималось беркутами. Пока мы с Наташей пили чай и наслаждались трелями краснокнижного среднего кроншнепа, на разведку пошел, как самый молодой, Дима. Кстати, хотя и по возрасту, и по опыту он уже сам давно претендует на звание «учителя», но по инерции всё ещё слушает меня, что является бальзамом для сердца ветерана. Я сидел на моховой кочке и вспомнил известное выражение охотников: «Надежды полный путь туда и горемычный путь обратно!». Вскоре вернулся Дима и обыденным голосом объявил, что в гнезде с земли виден молодой орлёнок. Я ему не поверил, думал, что он нас разыгрывает. Если бы я принёс такое известие, то начинал бы орать «Ура!» или петь весёлую песню метров за сто. Но Дима есть Дима… Быстро собрались и пошли к гнезду кольцевать птенца.

птушкі

Гнездо было сильно надстроено и из него и правда была видна голова птенца. К гнезду собрался лезть Дима, опять же, как самый молодой, прекрасная Наташа не в счёт, её обязанностью было поддерживать нас морально и создавать особую ауру. Ну а Берта ещё не достигла той степени дрессировки, чтобы влезать на дерево и спугнуть птенца вниз. Дима стал пристёгивать специальные пики-древолазы, кстати, моей оригинальной конструкции, а мы с Наташей готовили инструменты для кольцевания. Дима полез к гнезду, а мы отошли на несколько десятков метров, чтобы отследить место приземления, вернее место «примоховения» (от слова мох), если молодой орёл вздумает спланировать. Но орлёнок повёл себя разумно, дал Диме, не без некоторой борьбы, спеленать свои лапы с устрашающими когтями, посадить себя в специальную сумку из прочного брезента и спустить вниз. Мы с Наташей, за хорошее поведение орлёнка, а он оказался самцом, снабдили его именным металлическим кольцом.

птушкі

Во время кольцевания неожиданно прилетела взрослая птица с добычей, но, увидев Диму на гнезде, резко развернулась, уронив добычу. Ужин для орлёнка состоял из ощипанной грудины с одним крылом какой-то тетеревиной птицы этого года рождения. Затем операция с сумкой повторилась в обратном порядке, и орлёнок был водворён в родное гнездо.

птушкі

Затем было непростое возвращение к машине, все, кроме Берты, которая получила у машины, причитающийся ей обед, очень устали. Это момент истины для тела, и он не передаваем, когда растягиваешься на земле у машины!

А вам, мои друзья, в заключении хочу ещё раз напомнить: Верьте в удачу, ибо надежда умирает последней!

 

Владимир Ивановский для сайта «Птушкі штодня

Снимки Дмитрия Шамовича и Натальи Карлионовой

 

 

На гэтую тэму:

Уладзіміру Валенцінавічу Іваноўскаму – 70!

Новый житель не совсем обычных исскуственных гнездовий – длиннохвостая неясыть!

НЕОЖИДАННЫЕ КВАРТИРАНТЫ

Владимир ИВАНОВСКИЙ: результаты сезона, успехи и проблемы

Самы стары еўрапейскі арол-маркут дагэтуль жыве ў Фінляндыі